Наши люди.



В речи Юрия Николаевича звучат парадоксальные формулировки.

– Работать нужно так, – говорит он, ссылаясь на одного из своих наставников, – как будто деньги тебе не нужны. Вот тогда они будут. Иной раз, когда денег не хватает, я вспоминаю эту фразу. Нужен какой-то азарт в работе!
Хуже всего, когда человек как будто наказание отбывает… – С другой стороны, когда работа нравится, жизнь летит слишком быстро.
– Это точно, – соглашается наш герой. – Еще недавно я, кажется, молодым специалистом был, а теперь вы меня в разряд ветеранов записали.
– Ничего мы Вас не записали!
– Да? Ну, тогда ладно! – с улыбкой соглашается Юрий Браткевич и охотно рассказывает свою историю.
– Это ведь целый роман! – восклицает он. – Но если коротко, то ничего особенного. Все, как у всех…

Родился Юрий Николаевич в поселке Путинцево. Отец Николай Андреевич работал механиком в леспромхозе, мать Анастасия Власовна была учительницей. Дед, между прочим, служил ветврачом в царской армии. Революция застала его в Омске. В Зыряновске он пережидал, когда закончится революционный бардак.
После школы Юра поступил в Красноярский институт цветных металлов, окончил горный факультет. По распределению в 1978 году приехал на Уфалейский никелевый комбинат, расположенный равно на полпути между Челябинском и Екатеринбургом.
– Там я на «Яве» рассекал, – с ностальгическим вздохом уточняет Юрий Николаевич. – Тогда это был самый модный мотоцикл. Там я поработал 3 года и прошел отличную школу. Работал взрывником, машинистом экскаватора, проходчиком. Познал все профессии. Был буровым мастером, начальником горного участка, замещал главного инженера рудника. Через 3 года вернулся в Зыряновск, работал. Между делом съездил на Кубу.
– Помогали Фиделю Кастро?
– Да, в городке Санта Люсия мы строили рудник открытых работ. От Фиделя Кастро у меня Почетная грамота осталась. Мне там понравилось. Климат подходящий.
В 1991 году я снова вернулся в Зыряновск. Работал диспетчером комбината, был начальником горно-транспортного цеха. А потом меня направили в железнодорожный цех, сказали, что не надолго, но вот уже 15 лет я здесь. Нигде я так долго не работал, как в железнодорожном цехе, куда устроился временно. Вот еще один парадокс.
– Вы нашли для себя удовольствие и в этой работе?
– Естественно! Пути в Зыряновске уникальные. Они здесь немного похожи на американские горки. Давным-давно никто уже не проектирует железнодорожные пути на таком рельефе, как у нас. Обогатительная фабрика расположена на холме. В 1954 году к ней подтянули железнодорожные пути, сначала небольшие, для семи вагонов, а потом все это хозяйство расширилось, развилось, увеличилось, и были накручены такие кривые, такие подъемы и спуски, что мама не горюй. Для железной дороги нет ничего хуже, чем кривые линии. Чем они прямее, тем проще работать. Но чем извилистее, тем интереснее. Вот почему работа у нас может перейти в разряд хобби (и это еще один парадокс от Юрия Браткевича – прим. авт.).
– Как же Вам удалось на таком рельефе создать безопасные пути?
– Чудес не бывает, никаких фокусов, везде одно и то же: работа, работа и работа. Каждый день нужно работать. И быстро ничего не получается. Сначала планирование, подготовка ресурсов, реализация планов. И постепенно что-то меняется. Не сразу, со временем повысилась стабильность колеи. С каждым годом становилось меньше сходов подвижного состава, аварий. Но для этого пришлось очень много поработать.
– Вы любите работать?
– О, да! Меня так учили.
– Чтобы ладить с людьми, тоже ведь талант требуется? У Вас он есть?
– Ни один человек не скажет вам, что он умеет работать с людьми. Многое зависит от настроения, от конкретной ситуации. Я руковожу так: пока работы не начаты, пока идет обсуждение, я выслушиваю все предложения. На этом этапе все очень демократично. Но когда решение принято, а работа уже начата, тут я превращаюсь в «деспота».
– Какой вопрос Вы задали бы сами себе и с удовольствием ответили на него?
– Я себе вопросы задаю каждые 3 минуты. И далеко не на все отвечаю. У меня сплошные вопросы. Хорошо, если бы он был один.
– Часто ли Вы бываете довольны собой?
– Я всегда доволен собой. Шутка…
– А жизнью своей?
– Единственная ошибка, которую я совершил, это то, что курить начал еще в школе. Слава Богу, 2 года назад бросил. Других ошибок не было.
– Любимый вид отдыха?
– Люблю походить по горным речкам, половить хариуса.
– Что пожелаете «Казцинку»?
– Хотелось бы, чтобы «Казцинк» добывал руду и производил металлы и дальше развивал свое производство.

Из производственной характеристики:
Юрий Браткевич зарекомендовал себя грамотным руководителем. Для повышения стабильности сложного подъездного пути с его участием разработаны и внедрены металлические шпалы-стяжки. В 2009 году награжден Почетной грамотой Президента АО «Казцинк», в 2014 году – знаком «Еңбек даңқы» III степени.

Фото: Юрий Браткевич, начальник службы пути ЗЦ ТОО «Казцинк-ТемирТранс»

Андрей Кратенко

 



Видеоновости

Погода